vsparrow: (Default)
Джулиан Барнс. "Шум времени".
Внешний прием сработал — опять все обсуждают стояние Шостаковича у лифта и "превращение маленького человека в мелкого", по изящному замечанию Завозовой. (она написала о романе год назад, в день моего рождения. я прочел его вчера, за два дня до. "есть у меня уже подарочек", - как сказал мой альтер эго по другому случаю). Ну или о внутренних пружинах текста (не скажу "сюжета", потому что тут его нет) не хотят говорить по некоторым вполне логичным соображениям, и я могу это понять.
Read more... )
vsparrow: (Default)
"Смерть автора". М. Елифёрова.
Ну раз уж я с самим многоуважаемым Р.Л. Шмараковым умудрился несколько поиспортить отношения на тему "чего это вы тут написали", то со Стеблей Каменской уж и сам бог велел. Тем более, что книжка честно куплена в отделе уценки местного магазинчика.

Если коротко: это книга из жанра "написано хорошим человеком". Поскольку автор любит разъяснять и разжевывать, то и я напомню, что "хороший человек — это не профессия".

Чуть длиннее: автор (аспирант филфака на момент написания) довольно много чего знает. Выучила разные жанры, реалии викторианской Англии, а также верит в безопасность и действенность квази-эпистолярного жанра. И всю эту пупырчатую ленту наматывает на читателя. Довольно неплохим языком, что радует; и почти без "магического реализма" и прочего Павича, что еще более радует. В небольшой книжке есть очередной дракула (много), викторианство (средне), Блумсбери и прочее вырождение империи (достаточно), а также, конечно, заявленная "смерть автора" — в том смысле, что патетический вопрос "откуда же, из какой ямы моей души я творю?" задается здесь неоднократно и во все стороны: персонажам, автору, читателю... читается это не то чтобы взахлеб, но, в принципе, при желании заходит. Это, наверное, хорошо.

Что же плохо? Из очевидного — стремление автора разжевать всё до последней крупинки. И если постраничные примечания я в целом одобряю, то последние главы, с проговариванием очевидного, уже выглядят совсем по-детски. Послесловие вовсе никуда не годится, но его спишем на неумение вовремя остановиться и на первый литературный опыт (это первый роман Елифёровой, с тех пор она написала еще 2 или 3; выложенные фрагменты не дают основания думать, что мне захочется их прочесть). Разворачивая полудетективную интригу, автор, похоже, запуталась в итоге, чего же она хочет — сохранить загадку и еще поиграть в жанры, или всё-таки выплеснуть в лицо читателю свои соображения на тему творчества, истины и прочих материй, на которых поколения зубы сломали, но кого ж это когда останавливало? В итоге загадка пошла лесом, а читатель получил на последних страницах метания одного из персонажей на тему "тварь я дрожащая или это похмелье?". Неудобно вышло.

Ну и второе, более важное. Возможно, автор выложил эти соображения на всеобщее обозрение, чтобы спрятать под ними что-то другое (например, издевку над простодушным дураком вроде меня). Возможно, дело вообще в другом, и пошлость плетения кружев вокруг довольно заурядного подонка, каковым здесь предстает очередной дракула, вовсе не то, чем кажется. Допустим.
Плохо то, что автор, собственно, не писатель. Т.е. у него нет того дара, который позволяет слагать слова так, что за способ их сложения можно простить смысловые и прочие огрехи. Причем это не про величину дара. Скажем, Гоголь — писатель, но это тривиальный пример. Вот со Стругацкими уже интереснее — их постоянно пытаются разобрать на винтики и заклеймить и за Мир Полудня, и за многое другое; и их конечно есть за что поругать, но ведь читаем мы в общем не за это, а за ткань текста, в которой и НИИЧАВО, и Управление по делам Леса, и многие другие миры выглядят живыми, интересными. За персонажей, которые опять же живые, полноценные, пусть нам и порой противны их устремления. Ну или вот спустимся еще ниже — какой-нибудь Рекс Стаут, который насквозь картонный, конечно. Но всё равно в минуту отдыха мы хватаем затрепанный детектив и погружаемся в него, потому что автор умеет складывать слова так, что в них интересно находиться. Разумеется, у других читателей будут другие примеры, потому что иерархия писателей у каждого своя.

А вот М. Елифёрова — увы, писатель в чисто техническом смысле. Она в общем знает, как сделать неплохой сюжет и придать нескольким персонажам разные голоса, ну а её осведомленность в историческом и литературном фундаменте своей книги и вовсе отрицать глупо. Вот только того странного, волшебного огня, освещающего порой самые непритязательные страницы — его тут нет.

Читать это, разумеется, вполне можно, и явно кому-то должно очень понравиться, и слава богу. В конце концов, это не очередная макулатура, коей заполнены полки магазинов. И даже не высокобюджетное шарлатанство под маской "интеллектуальный бестселлер", эпидемия которых периодически затапливает соцсети (да-да, я о тех самых книгах). Так что стыдного или плохого в таких книгах, как "Смерть автора", ничего нет; в конце концов, у нас в школьной программе достаточно таких же технически книг, которым просто исторически повезло больше. Вот только я такое не люблю, но опять же это сугубо моя проблема.

Оценка: ну черт его знает, пусть 5 из 10. Читабельно, но источники (Стокер, Вулф, Уэллс, Конан Дойль и прочие) интереснее.
vsparrow: (Default)
А что, граждане, не может же человек писать книги обо всем подряд в конце XX века? Набрел на книжку о "Мастере и Маргарите" некоего г-на Бориса Соколова. Прочел немного. Пока внушают подозрения три вещи:

  • г-н Соколов написал несколько десятков книжек, в том числе биографии, история Второй мировой и черт знает что ещё. Это похоже на уровень г-на Радзинского, а не правильного учёного.

  • в отрывке довольно часто встречаются предположения, которые никак не доказываются (Булгаков мог читать эту книгу... мог слышать такой рассказ... причем предположения эти порой довольно фантастические), и этим предположениям отводится довольно большое место. А вот другие вещи проговариваются довольно быстро. Создается впечатление, что г-н Соколов черпает одни факты из общеизвестных источников, и потому интереса к ним не имеет, а вот свои предположения холит и лелеет. Так зачем мне читать его пересказ фактов, которые явно можно найти у более профессиональных исследователей?

  • жизнь тогдашней Москвы все же дана весьма фрагментарно, а малоинтересные для меня подробности, откуда Булгаков стырил сцены пожара - весьма широко. Ну и зачем такой перекос? К тому же я не видел конца книги, но в тексте отсутствуют отсылки к другим исследованиям; а мне приятно видеть, когда цитата или предположение подтверждаются соответствующей отсылкой (см. образцовую биографию Чехова авторства Рейфилда).


Вкупе с тем, что Соколов накропал еще с полдесятка книжек под умеренно желтыми названиями на ту же тему, думаю данный автор меня более не интересует. Продолжаю смотреть дальше, что написано о Булгакове. И, разумеется, советское литературоведение не интересует от слова "совсем"; наверное, идеален был бы иностранец, вот как в случае Чехова.
vsparrow: (Default)
Прочел небольшую книжку Барнса "Дикобраз".
Ну что ж, дельное чтение я себе выбрал в начале темной, холодной и безобразной зимы. Опустошен и апатичен. Хотя книга хорошая, не отнять. Подумаю я о ней потом, а пока надо как-то собраться в кучку и продолжать делать повседневные дела.

P.S. почитал про Тодора Живкова, прообраз так сказать главного героя романа. Что ж, ярость Барнса понятна - этот подонок избежал по сути наказания, которое было в принципе возможно - его ведь всё-таки судили. А потом на него дрочит полстраны и по сию пору. Что же, мы не единственные виктимные подонки и идиоты, это не то чтобы утешает, конечно, но всё же.
vsparrow: (Default)
Взял перечитать "Мастера и Маргариту". Буду выписывать непонятки, пока не устану.
"разные учреждения представили свои сводки с описанием этого человека." - далее идут три сводки. Я так понимаю, это силовые ведомства, но кто конкретно? Милиция, НКВД, а кто еще? И что это за позор с "особых примет не было"? Кого Булгаков хочет так поддеть, и чо это он такой дерзкий со сводками, которые действительно никуда не годятся?
"с левой стороны у него были платиновые коронки, а с правой – золотые" - это же должно совершенно ужасно выглядеть, и уж дьяволу носить дурацкие коронки вовсе некомильфо, здоровые зубы красивее. Или это так Булгаков сообщает о возможностях обладателя (коронки драгметалла - показатель обеспеченности)?
Это который Штраус смеялся над кантовским доказательством? Который вальсы? И с какой поры мнение буржуазного Шиллера и тем более Штрауса должно волновать атеиста и коммуниста Берлиоза?
"А кто именно? Враги? Интервенты?" - ну да, кругом враги. Вообще показательно, что они всё время порываются сдать Воланда "куда следует", при том что Берлиоз внешне довольно интеллигентен, ну и Иван при всем своем хамстве подонком не выглядит. Т.е. либо они всё же подонки, либо для человека начала 30-х совершенно нормально любого непонятного незнакомца тащить в "органы" (что логично, но у нас ведь не бытоописательный роман).
Интересно, кстати за что вообще Берлиозу отрезают голову? Явно это не спонтанное решение, принятое тут же, на Патриарших, но и "такая у него судьба" сказать не получается - уж больно угрожающе звучат намеки Воланда. Почему за весь визит лично дьявол убивает двух человек, причем оба не являются чем-то необычным, бОльших злодеев вокруг полно?
vsparrow: (Default)
Черт побери!
https://gorky.media/fragments/russka-kryasna-svolos-leti-syuda/
Эта книжка у меня была! В страшно ветхом состоянии, некоторых страниц нету... я читал ее в детстве, и может она и сейчас где-то лежит. Некоторое время назад пытался поискать в сети, но ничего не нашел. Откуда ее взяли в этом сетевом журнале, и есть ли у них полный текст?

P.S. Ха, оказывается в этом году издали шеститомник (!) Гончарова, в том числе с этой повестью. Всё находится с полпинка. Такие дела.
vsparrow: (Default)
Открыть бутербродную и назвать её "Песочная ведьма" (Sand Witch).

*
Артуро Перес-Реверте. "Капитан Алатристе". (первая книга серии, если вдруг кто не).
Если бы это был "Дюма для бедных", то ещё бы ладно; но ведь это "Дюма для учащихся коррекционных школ". Не хватает только ударений в трудных словах и краткого словарика в конце (три поганеньких стишка не в счет). В общем, при такой атрибуции и назойливые до одури нравоучительные диатрибы кажутся вполне логичными - в самом деле, как альтернативно понятливый школьник научится родину любить, если ему об этом не написать тридцать раз крупным шрифтом?

Напереводить (обрайтковалевить, затраубергить, вынорагалить - подберите синоним по вкусу) такое довольно сложно, потому только один вопрос - это не огрехи первой книжки, и дальше будет всё так же? А другие серии плодовитого Артуро таким же стилем изложены? Если да, то можно не терять время далее. К плюсам книжки отнесу только ее малый объем - полдня, и готово.

Вердикт: говно.
vsparrow: (Default)
Три неправильных решения

В пятницу скачал на телефон «Пушки крепости Навароне» Маклина. Так что правило первое, давно известное — не возвращайтесь туда, где вам было хорошо (читал лет в 17, кажется). Одолел две главы: по армейской спецоперации сочится мёд и елей, сервильный совкодрочер Богомолов показывает якобы брутальному британцу Маклину средний палец, команда из средней руки RPG (маг, рыцарь, лучник... нету только эльфийки с буферами) обменивается подобающими военными фразами. Короче, в выходных данных остро не хватает фразы «Для среднего школьного возраста».
Прощай, Маклин; в свои 17 я точно не смогу вернуться.

*
В субботу открыл и вовремя не закрыл пару книжек двуглавого жареного петуха российской фэнтези — супругов Дяченко. В принципе, школьный цикл (попаданцы-школьники, благородные короли, вот это всё) глотается быстро и довольно безболезненно: мягкая творогообразная консистенция смеси Лукьяненко и Крапивина быстро проходит через пищевод, минимально раздражая желудок. От обоих мэтров парочка взяла наиболее нейтральные обороты, так что читать, в принципе, можно, особенно если вам некуда девать время. И по инерции цапнул затем что-то из разряда «для старшего школьного возраста» (в тексте встречаются слова «оргазм» и «сука»). Вот это было большой ошибкой.

Дело в том, что психологи и психиатры в России почему-то издавна причисляют себя к врачам. И если врачи нормальных профессий есть на любой ступеньке писательского мастерства (от Чехова и Булгакова до ... подставьте сами), то из этих вот «пси-» получается почему-то в основном Лукьяненко и Дяченко (мужская часть тандема — как раз психиатр). Выглядит чтение их писательских амбиций ровно как консультация в советском КВД — ты просто пришёл по поводу непонятного прыщика на заднице, а получил лекцию по теме «Вред беспорядочных связей», направление к участковому и катетеризацию холодными неумелыми руками злой медсестры. И на прыщик никто не посмотрел. Короче говоря, в ветхую до дыр сюжетную ткань завернуто немного изнасилованной национальной мифологии, псевдодетективный сюжет (герои стремятся к Неведомому, открывая в себе Глубины, со скоростью примерно 0,2 Глубины на 3-4 главы) и метания героев (тварь я дрожащая просто так или это всё-таки похмелье?). В общем-то и хрен бы с ним, такого в фэнтези процентов примерно 90, обычное дело. Но специальность и паспортные данные автора добавляют ещё кое-что. Текст начинает делать то, за что большинство писателей отдадут что угодно — он начинает, пусть плохо и коряво, но прорастать в читателе. На манер того бамбука из легендарной китайской пытки.

Поскольку психиатр Дяченко по долгу службы что-то такое знает о фобиях, паттернах мышления, коллективном бессознательном и т.п., то он всю эту мерзость суёт в текст, тем более что больше у него ничего и нет; профессиональный опыт заменил мозги и способность чувствовать. А происходит он из той же советской реальности, что и все мы, поэтому его хиленькие текстовые конструкции для русскоязычных читателей имеют определенную тошнотворную убедительность. Что с того, что двух неконкурирующих и независимых спецслужб не существует даже в мире розовых пони? Что дохлая любимая женщина главы спецслужбы в качестве основы сюжета — это такая омерзительная хуйня, от которой даже автор современных российских детективов в ужасе отшатнется? Что ... впрочем, там весь роман в этих «что». И ничего, тошноте после прочтения нисколько не мешает; так что определенные способности у Дяченок, конечно, есть. Это не честное говно, типа "русской боевой фантастики", которое невозможно жрать, потому что оно с первой страницы ровно такое, как и выглядит. Это скорее пампушка с говном - вроде и проглотил, только почему-то потом выворачивает сутки подряд.

Короче, если большой писатель начинает писать про "чекисты на Марсе причиняют Добро" (да-да, я про Стругацких), то с каждым годом и с каждым новым возрастом ты смотришь на это по-разному, но к писателю в общем претензий нет - как смог, так написал; а ты, как смог, так и читаешь. А вот если Дяченки решают поведать про "мятущийся благородный шеф ВЧК одолевает Мировое Зло", то в итоге ты сидишь, весь измазанный секреторными выделениями персонажей, и тоскливо вспоминаешь мудрую украинскую поговорку "зарекалась ворона говно клювать".

Итак, правило второе - не читать российского фэнтези.

*
Правило третье. Берем мордочку нашей любимой выдры,

лепим на обложку, рядом ставим выдрину цитату. Внутри помещаем не интервью (а вы подумали, что если на обложке цитата, то внутри интервью? ха-ха, поздравляем, вы лох), а измышления одной ТП (текстовой профурсетки) про "буря и натиск в стакане сериала Шерлок" и страничку с измышлениями какого-то мудака "что вы еще не знали о Холмсе" (например: "для попадания в историю английской литературы Конан Дойль харей не вышел" - это точная цитата, если что).
С другой стороны, журнал напечатан на газетной бумаге, т.е. позиционирует себя очень правильно.

Так что я даже и не знаю, что ещё сказать про журнал Story - потому что сколько же можно цитировать анекдот про "Бляди, сэр"?

Правило третье - не покупайте российской периодики.

*
А про писателя Сорокина как-нибудь в следующий раз.
vsparrow: (Default)
Снял два урожая укропа (поскольку растет он в кактуснице, то урожай состригается ножницами и составляет граммов 6-8, наверное). И высадил ещё контейнер. А вот базилик растет медленно, за месяц только на сантиметр вылезли зеленые чепуховины, ни разу не напоминающие то, что должно получиться. С китайским чесноком и вовсе конфуз - посадил, и только потом с ужасом прочел, что "собирают урожай начиная со второго года". Какой второй год? Я тут базилик не могу дождаться, совсем охренели.
Также впервые в жизни сделал банку малосольных огурцов; вроде неплохо вышло. Чувствую, такими темпами на мне скоро отрастет дерюжное платье в цветочек, платок на голове, и я превращусь в хтоническое чудовище - бабку ярмарочную, с пучками укропа на прилавке.

*
Дочитал имеющиеся три романа тандема Роулинг-Гэлбрейт про одноногого детектива, грозу сухопутных маньяков. Не очень понял общее бухтение про "третий роман - бяка". Автор только к третьему роману разгоняется, чтобы от обличений буржуазии и неловких топтаний на тему "мой работодатель не мудак, но я с ним и не сплю; что со мной не так?" перейти наконец к насущным проблемам современности: нераспространенности феминизма (выживших жертв мужского свинячьего шовинизма традиционно жальче, чем мертвых шлюх и прочих поденных рабочих литературы, обильно усеявших страницы романа) и невозможности сказать "нет" удобному жениху. Видимо, литагент наконец-то сумел вдолбить популярному автору азбучную истину: либо мы тут про живых людей (пусть впоследствии и мертвых, не важно), и тогда надо убирать наклейку "детектив"; либо мы про литературные функции, ну там "мэри-сью женская, секретарь - 1 шт.", "шлюхи дохлые, жертвы маньяка - 3 шт." и т.д., но тогда будь добра расчеловечи всех полностью, а не вот это вот твоё обычное. Короче, или крестик, или трусы или Хогвартс, или муниципальные органы управления, а вместе оно как селедка с безе - даже скандинавы не осилят.

Вот к третьему роману всё и получилось. Герои окончательно перестали напоминать живых людей, но это пошло им только на пользу; ну так Шерлок наш Холмс тоже ходуля ходулей, но посмотри, уже больше века по части "живее всех живых" любого Ленина уделает. Сюжетная линия тоже устаканилась и пришла к обычному противостоянию "одни зомби против других"; при таком раскладе уже не очень важно, сколько именно отрубленных пальцев будет разбросано по страницам. В общем, годная литературка; а что, вообще говоря, "плохая"... ну так детектив и должен быть плохим именно вот этим определенным образом. Кишки читателю выворачивать - это вообще тренд такой последние полвека, желающих хоть отбавляй; а вот грамотно вывернуть кишки персонажу, чтобы до читателя брызги не долетали - это до сих пор проходит по классу "писательское мастерство" и немногим доступно. У Роулинг начало потихоньку получаться, ну вот и славно, пусть продолжает.
vsparrow: (Default)
Р. Гэлбрэйт. "Зов кукушки".
Судя по всему, Джоан ТаСамая (это была непонятная никому, кроме рецензента, шутка) за летние каникулы прочла список обязательной программы (эпиграфы из всяких Вергилиев и общий тон), программу факультатива по американскому детективу (главные герои) и на закуску сборник Агаты Кристи (все остальные герои и атмосфера тоскливой мерзости). Получилось в целом неплохо, но не без Вопросов.

Итак, у детектива есть схема (образец - Э.С. Гарднер) и главгерои (образец А. К. Дойль). Собственно, предельные случаи и дают два полюса - Гарднер сюжетами входит в учебники правоведения, но адвокат и его сет нобль вё секретарша невыразимо скучны, да и второстепенные персонажи зачастую не более чем голые схемы; главгерои Конан Дойля прекрасны, но вглядывание в сюжет приводит к постоянному фейспалму. Отдельным бастионом возвышается великая и ужасная Агата Кристи, общение с археологами для которой явно не прошло даром: гниющая плоть и мумии английского захолустья переданы у нее с тошнотворной убедительностью. Роулинг попыталась "объединить бренды" (с): главгерои оптимизмом и общей американской щенячьей энергией дадут фору Арчи Гудвину, остальные персонажи растут гнилыми корнями из великой английской литературы (все уроды, никого не жаль), подсчет минут и шагов тоже присутствует, ну и заодно опять заботливо взлелеяны свои комплексы учительницы начальных классов (бывших учителей, как мы знаем, не бывает) — Дохлые Дети тут, в общем-то, тоже есть; такой вот коктейль. Но получилось как обычно с коктейлем — ты ожидал искрящегося чуда, а тут выяснилось, что оно в общем вполне питейно, но для названия "Секс на пляже" тут явно как-то... ну вы понимаете, "не дай бог так оголодать".

В главгероях не так, что они всё же немного слишком американцы. Женский персонаж чуть-чуть не дотягивает до мэри-сью; и это простительно ровно потому, что романного времени ей отведено, на удивление, довольно немного. Видимо, закладывается время на следующие романы - если выболтать про Робин сразу всё, что о чем говорить дальше? Так что девушка милая, но уж больно льстящая ожиданиям читателя. Корморан Страйк явно выведен как противоположность, но все его телесные детали (нога, брюхо и прочее) как-то не убеждают; он тоже немного картонный, "сделанный", с этой слишком удобной бросившей девушкой и прочими нестреляющими ружьями.

По другим героям Роулинг прошлась тщательнее - под прицелом оказались мир моды и мир высокооплачиваемых адвокатов, и если через всю жалкую и противную сущность модников ещё порой проглядывают человеческие черты, то адвокаты заставляют исключительно вспомнить анекдот про сбитого ёжика. Тут поживее, потому что мир магглов (с точки зрения семейства Малфоев, разумеется) - это то, что Роулинг описывать умеет и любит. А вот с собственно детективной составляющей немного не задалось; да, тут есть подсчет количества шагов, тщательно выписанные ложные ходы и финальный Разговор со Злодеем, и наверное они сделаны добросовестно (проверять, как обычно, было лень). Вопрос в другом - здесь есть некий основной кунштюк, такая завязка сюжета. Он не новый, и порой вполне убедительный. И вот конкретно в этом романе никакого обоснования для этого кунштюка я не увидел, совсем. И это довольно сильно портит впечатление.

В результате - спокойный, в целом крепкий (за исключением - см. выше) детектив, в котором есть более-менее всё, что нужно, кроме... ну вот не знаю, чего-то такого, что позволило бы книжке продаваться с тем же успехом исключительно под именем Роберта Гэлбрэйта. А эти две недели и потом - "ах, ну что поделать, да, это я" - вот они довольно показательны. Читабельно. Почти "хорошо". Но не открытие в жанре, нет.
vsparrow: (Default)
"Шпион на миллиард долларов". Дэвид Хоффман. Книга.
Опустошающее и страшное повествование. Автор чрезвычайно комплиментарен к ЦРУ (позволяя себе, разумеется, пренебрежительное отношение к ФБР, у которого исторически отвратительные отношения с разведкой), и история "с их стороны" вполне укладывается в шаблон "наши бравые ребята", с мелкими промахами типа фактического моратория на несколько лет на операции в Москве и т.п. Фактология тоже вполне известная — "закладки", уходы от слежки, микрофотоаппараты... обычная начинка плохого шпионского детектива. Собственно, интерес начинается тогда, когда вырисовывается характер главного героя - Адольфа Толкачева, и мелкие детали его отношений с ЦРУ начинают сгущаться в удушливую клаустрофобическую картину, закономерно ведущую к смерти и предательству.

Предательство началось раньше? — скажут нам отвратительные "историки спецслужб" (разумеется, после книги я прочел несколько статеек на тему "предатель, сука, получил своё" от наших ублюдков), всячески пытающиеся повернуть историю другой стороной - мол, в итоге КГБ скормил ЦРУ солидную порцию дезинформации под конец всей операции. Ну, тут мы уже ничего не узнаем — в общем, все сходятся на том, что у Толкачева были сильные личные мотивы ненавидеть СССР и желать его скорейшего краха, а несомненно присутствовавший денежный мотив никогда не был определяющим в его дейтельности; так что точную пропорцию между желанием не дать победить Союзу в гонке вооружений (вполне логичному) и материальной стороной дела установить невозможно. Всё же Толкачев выглядит вполне по-человечески, тем более что пошел на риск он совершенно самостоятельно и осознанно, полтора года пытаясь заинтересовать ЦРУ, и в итоге передал только технические секреты; другие агенты, сдававшие живых людей, выглядят куда как хуже.

Самое же тоскливое ощущение остается после двух лейтмотивов. Первый - это список того, что просил Толкачев у ЦРУ, помимо денег (денег просил он тоже немало, в итоге получив более 2 миллионов долларов, но воспользоваться ими фактически так и не смог). Лекарства для себя и жены. Записи рок-музыки для сына. Чертежные перья и ластики для сына-студента архитектурного факультета. Разумеется, потому, что купить в СССР он ничего из этого не мог. Первая волна тошноты накатывает именно от этого списка: государство, так обращавшееся со своими гражданами, заслуживает краха по любой причине. В конце концов, от действий Толкачева пострадала только экономика СССР (и так обреченная), а также, возможно, погибло некоторое количество российских военных летчиков и гораздо большее количество летчиков всяких Ираков и Ливий, летавших на советских самолетах. Никого из них ни чуточки не жаль - военные подписывались умирать за то, что они считали Родиной - ну вот и пожалуйста.

Второе, что проглядывает сквозь весь лак, который Хоффманн непроизвольно наносит на события — это итоговая бессмысленность предательства, которым по сути является вся деятельность спецслужб. Кажется, ни один агент из упомянутых в книге (а там кратко изложены истории и Огородника, и нескольких других) не получил ни нормальной жизни, ни приличного вознаграждения — а если и получил, как Толкачев (и то после долгой торговли), то не смог им воспользоваться. История деятельности спецслужб тоже в итоге выглядит на редкость бессмысленно. Все ухищрения КГБ не помогли стране, которая развалилась вскоре после описанных в книге событий. Все технические уловки ЦРУ не помогли против того же Эймса, фактически уничтожившего большинство американской резидентуры в этой части света и отбросившего разведку на много лет назад. Несмотря на аккуратное изложение событий, автор не может скрыть всю омерзительность любых должностных лиц в ЦРУ и Америке вообще, начиная с некоторого уровня. Разумеется, советское руководство было не лучше (а скорее, ещё хуже), просто у автора не было ни материала, ни задачи описывать еще и этих гнид.

В итоге к концу книги спецслужбы (любые) начинают выглядеть в своем истинном свете — кучка омерзительных червей-паразитов, живущих за счет тупости и подлости власть имущих. Что они никому не нужны, мы видим и сами — ни одного серьезного теракта до сих пор не предотвращено, зато в аэропортах скоро будут залезать в задницу в поисках мифической взрывчатки. Подонки, получающие хорошие деньги и порой почти неограниченную власть только за счет страха перед "врагами государства". И книга в целом дает понять, что такое на самом деле спецслужбы, хотя очевидно автор имел совершенно другие намерения. Чтение несколько занудное, количество штампов "журналистского расследования" порой зашкаливает, но читать вполне можно. Вот только очень плохо по окончании чтения. Черт, я думал, что мне расскажут историю в духе Форсайта; увы, получился ещё один "перестроечный детектив с чернухой", хоть и достойного качества.
vsparrow: (Default)
попалось под руку несколько книжек:
1) Годлен де Розамель - Жизнь минимотов
http://www.mann-ivanov-ferber.ru/books/zhizn-minimotov/
Если коротко - фигня.
Француженка нарисовала придуманных существ (минимотов), похожих на яйцо с ножками и рожками. И попыталась придумать их как некий "сказочный вид" - какие виды минимотов существуют (пещерный, снежный и т.д.), как они выглядят, что едят... получилось на редкость уныло, плохо, а главное - непонятно, для кого эта книга. Сюжета (представьте, даже в описательной книжке может быть сюжет) тут нет. Несмотря на 7 видов, минимоты все одинаковые, слащаво-тошнотворные и неинтересные до зевоты. Если за книжку возьмется вдумчивый ребенок... а вот такому как раз лучше не браться, т.к. в деталях всё ещё хуже, книга изобилует логическими провалами. Например, декларируется Минимот снежный / Moutibus veribigum gigantis, который "обитает на горных вершинах". На страничке, посвященной его описанию он будет уже... правильно, "минимот снежный гигантский". Возможно, конечно, что это "трудности перевода", тем более что в "латинских" названиях минимоты обзываются то Moutibus, то Minimoutum, то ещё как - в переводе это никак не отражено (судя по всему, это какая-то псевдолатынь). Тогда ещё лучше - умудриться испортить текст объемом не более трех-четырех абзацев - это надо уметь.
Автор не писатель, а художник, скажете вы? Ну, к счастью несколько страничек книги можно посмотреть на сайте издательства. Для студентки первого курса отделения "дизайн" местного техникума это было бы, пожалуй, даже хорошо. Для "всамделишной" детской книжки - ниже всякой критики.
Впрочем, я кажется знаю, для кого всё это подойдет. На странице "размножение минимотов" нам впаривают старую историю про "дети рождаются от поцелуев". Автор, разумеется, не решилась сделать своих уродцев живородящими, так что после поцелуя на свет появляется аккуратное яйцо. Вот для мамашек, которые вечно сюсюкают со своими детьми и врут им про аистов и капусту, этот картонная (во всех смыслах) книжка подойдет отлично, такую слащавую тошниловку они обычно и покупают. Ах да, автор внес немного "интерактива" и на последних нескольких страницах нарисованы минимоты для вырезания - "Ты можешь вырезать из бумаги целое стадо минимотов!" (5-6 штук - это, оказывается, стадо). Т.е. у этой, простите, художницы настолько нет мозгов, что она смешивает совершенно разные вещи - книжку-вырезалку/раскраску, с которой мы работаем с ножницами и карандашом, и обычную книгу, резать и раскрашивать которую категорически не стоит. Или она критически оценивает своё творение и справедливо полагает, что вырезать всех уродцев из всей книги, час-другой поиграть с ними и забыть навсегда - самое правильное для всего этого применение. Вот только вряд ли, да и 442 рубля (со скидкой, обычно 520 рублей) для этого дороговато.
vsparrow: (Default)
Билл Брайсон. "Путешествия по Европе" (Neither Here nor There: Travels in Europe), 1991.
"Остров Ее Величества. Маленькая Британия большого мира" (Notes from a Small Island), 1995.


Вот что говорит аннотация к первой книге: "Путешествуя вместе с Брайсоном, вы узнаете ту часть Европы, которую тщательно скрывают от обычных туристов, - загадочную, мистическую и откровенную. Весельчак Брайсон расскажет, как "на халяву" попасть в Лувр, как парковаться на тесных улочках Рима, как отобедать за полцены в ресторанчиках Испании. Он научит вас многим хитростям профессионального путешественника, для которого не существует запретов!"

Ну, то, что авторы аннотаций самих книг не читают, а просто несут убогую хуйню, пролистав пару страниц — это давно известно.

НО тут всё несколько интереснее... )
vsparrow: (Default)
1) "Хэнкок". Кино.
Бодрый фильм про супергероя-алкаша. Хотелось бы конечно семейных ценностей поменьше (ну и пиарщик-самаритянин — это, надеюсь, такой стёб, потому что иначе слишком уж смело: в фантастику XXI века вводим дополнительную фантастическую линию из века XIX: «христианское чтение для детей»), а зашвыривания кита Вилли на яхту — побольше. Но и так на удивление неплохо. Смит как всегда, Терон вполне неплохо, а Бэйтман (никак не могу понять, где мы могли видеть его раньше) успешно справляется с трудной задачей "сыграть хорошего американца". У сценаристов было множество возможностей всё запороть, но они умудрились налажать везде помаленьку (конец конечно сильно затянут, обязательно вот это всё для самых маленьких проговорить надо), но нигде сильно. Впрочем, понятно - это ж Винс Гиллиган, который "Во все тяжкие" и "Секретные материалы". И режиссер Питер Берг интересная личность: он тебе и актер, и режиссер, и сценарист, и много кто ещё...
Для выходного дня — самое то.
8 из 10.

2) Иэн Макьюэн. "Амстердам". Книжка.
Вот никогда нельзя расслабляться. Только успеешь порадоваться, что в кои-то веки попалось годное чтение, как тут же автор начинает подсовывать жирную такую свинью. Медленно, но верно. А ведь сначала всё шло довольно неплохо...

Начинается довольно тощий романчик со сцены похорон (кажется, "встреча друзей и недругов на панихиде как завязка сюжета" — уже вполне себе клише). Двое представителей истеблишмента, давние друзья — композитор и редактор, грустно провожают долго и плохо умиравшую подругу (кстати, по поводу текстового антуража: это XXI век, детка, так что все трахались со всеми; женатый мужик уныло размышляет, а не подрочить ли ему, и приходит к мысли, что наверное всё же нет... в общем, литератур нуво. Я не за и не против, просто вот такой текст, современного типа). Вид неприятно довольного мужа покойной и мерзкое поведение еще одного бывшего её любовника, ныне министра иностранных дел, приводит приятелей к необычному соглашению: если кто-то из них заболеет таким же образом, другой отвезет его туда, где разрешена эвтаназия. Чтобы умереть, пока ты ещё человек, а не овощ в постели. А потом выяснится, что понятие "пока ты человек" можно понимать по-разному...

В общем, первую половину романа читалось довольно хорошо. Язык у Макьюэна (ничего его раньше не читал) довольно приятный: суховатый, без осточертевшей выспренности или заумных метафор. Получается нормальная сюжетная литература, вполне внятно рассказываемая история. Иногда казалось, что автор несколько спешит, и потому кратко отделывается парой абзацев там, где более зоркий писатель написал бы главу (и это была бы нужная и годная глава); но и это не сильно вредило тексту. Кстати, переводил Голышев; я не фанат его, но здесь, кажется, сделана хорошая работа. А потом стало понятно, почему это маститый автор, которому явно платят построчно, так спешит...

Дело в том, что к середине романа стали накапливаться детали, довольно странные в этом жанре. Вообще сначала всё идёт к сюжетному повороту "всё наоборот": обоим друзьям автор с самого начала поёт дифирамбы, так что современный подозрительный читатель уже понимает, что скоро его ждёт большая ванна с козлиной рвотой, куда поочередно окунут каждого такого "красавца". Несколько детективный сюжет этому только помогает. И поэтому когда натыкаешься на то, что министр не может воспрепятствовать публикации убойного компромата на себя, списываешь это на гнилую буржуазную интеллигенцию; в конце концов нечто подобное в истории Англии уже было, причем как раз с министром обороны. Когда видишь, насколько глупо организована подача этого же компромата газетой одного из героев, то тоже, в общем-то, ничего удивительного — почему газетчики не могут быть идиотами? А вот когда на фоне следующих глупостей начинаешь различать основной сюжетный поворот, то только протираешь глаза — это что ещё за хрень такая? Что это за Свифт восстал из гроба и стал носиться по тексту, раскидывая повороты, достойные памфлета 17 века?

Дело в том, что Макьюэн и написал памфлет, под конец напихав уже вообще несообразного гротеска: суперпрофи композитор, видите ли, ворует тему у "В лесу родилась елочка" (ну, примерно так)! Главного свидетеля отпускают после ошибочного следственного эксперимента! А про главный гвоздь сюжета, собственно эвтаназию, вообще можно выразиться только крылатыми словами Джованни нашего Хенриксена: "What the fuck?!". Потому-то автор и спешит: вся эта конструкция не выдерживает собственного веса, и остаётся только одно — как можно быстрее добежать по сюжету до конца. Макьюэн умудрился крайне старомодный гротеск и памфлет свифтовского образца, с его дикими натяжками и черно-белыми (впрочем, практически везде только черными) персонажами, засунуть в шкуру современного "романа про жизнь". Получился довольно странный и разочаровывающий гибрид. При том, повторюсь, что начиналось всё весьма неплохо.

Ну и если вдруг Макьюэн действительно согласен со своим героем Клайвом Линли в том, что «политик — он тоже человек» (это было бы очень странно, но конец романа наводит и на такую мысль) — то это не просто неудавшаяся книга, а более глобальная штука; а именно: автор — долбоёб. Хоть и, чисто технически говоря, неплохо пишет.
5 из 10.
vsparrow: (Default)
1) "Сто лет и чемодан денег в придачу", Юнас Юнассон. Книга.
Есть такое точное выражение у Горалик: "Говно, но забирает". Эта книга — расширенная версия: "Говно, но если задаться целью, то немного забирает".
Автор построил книжку точно так же, как я в старшей группе детсада делал бусы "для мамы", из трех видов цветных шариков: бусинка "настоящее", бусинка "прошлое", бусинка "новый персонаж", повторять до конца нитки.

Настоящее: уклоняющийся от программы утилизации, давно не смазываемый, но всё ещё годный робот Вертер движется по на редкость безликой Скандинавии с чемоданом денег (то, что это Швеция, я забыл на второй странице и сейчас вспомнил только с гуглем), обрастая попутчиками и лихо избавляясь от "гангстеров", желающих... впрочем, с желаниями в этой книге туго, каждый герой постоянно оборачивается на автора: "Эй, мужик, что я делаю в этой сцене? Да, ты уже говорил, но я опять забыл, настолько это всё необязательно и просто глупо".

Прошлое: с мясом выдрано из великого фильма "Форрест Гамп", который Юнас явно смотрел накуренным, с голландскими субтитрами и вдобавок заснул на половине. Потому кроме идеи "протащим героя через всех известных среднему обывателю политических лидеров ХХ века" ничего оттуда не запомнил. В итоге каждую вторую главу читаешь один и тот же скетч на тему "Бухаю я с Трумэном, смотрю — а на сосне Сталин сидит и всех нахуй посылает". Вдобавок герою постоянно встречаются какие-то люди, он их зачисляет в общем-то "друзья" (они и помогают ему неплохо), а потом текущая политическая обстановка их перемалывает. Герой, слегка отряхиваясь, идет дальше. Я ж говорю — робот.

Остальные персонажи: взяты из дешевой RPG примерно 20-летней давности (что странно, потому что сама книжка 2009 года). Клерик, эльфийка и боевой маг тащат нашу развалину (по книжке герою действительно 100 лет, но лишний раз вспоминать об этом удивительном обстоятельстве совершенно не хочется, как и о прочей сопутствующей сюжетной ебанине), иногда перекидываясь фразами из сборника "Лучшие афоризмы наших NPC".

И всё это, продолжая аналогию с бусами, нанизано на совершенно никакой, корявый, тупой и скучный язык, которым вся эта развеселая история изложена. Уж не знаю, то ли переводчик опять молодец, то ли взаправду честно передал все особенности стиля автора. Первые страниц 50 было физически трудно читать; потом привыкаешь, конечно.

Что положительного? Ну, для ежедневных поездок в автобусе на работу подходит, особенно когда привыкаешь к стилю изложения. Автор неплохо излагает историческую клюкву (это, кстати, нетривиальное умение: написать сцену "Сталин гадит в придорожных кустах" так, чтобы охранника совиет тирана звали Федя Ростов, а не Памфил Курумофф, и он держал наизготовку табельный ТТ, а не трофейный люгер). Пожалуй, всё.

Для тех же, кто пишет, что "В этой очень веселой сказке для взрослых Юнас Юнассон успевает посмеяться над детективом, романом воспитания, семейной сагой, сентиментальной любовной историей..." — вам не надоело любой херне лепить ярлык "постмодернизм" или "ирония" и заявлять после этого "я в домике"?
Короче, опять ни нашим, ни вашим. Для "скандинавского черного юмора" одной эрекции столетнего деда будет маловато. Для "постмодернизма" это просто херово написано. А для "просто смешной книжки" — и написано скверно, да и смешно как в цирке-шапито: клоун вася дал пенделя клоуну пете, дети в восторге. Лично я шапито терпеть не могу, и книжку отношу в ту же категорию. А что миллионные тиражи, экранизация и прочее — так лучше всего на этом рынке продаётся говно с запахом клубники, проверено веками и тиражами Барбары Картланд. Юнас рядится в то же платье, и у него получается. Молодец, Юнас.

2) "V for Vendetta". Фильм.
Надо наконец записать себе на манжету: "никогда не смотреть фильмы с Портман". Тупой бездарный хорёк с повадками подвальной крысы портит всё, к чему прикоснется. Физически не смог смотреть дальше тридцатой, что ли, минуты — а ведь я еще был на хорошей такой кочерге! Что было бы в трезвом состоянии — страшно и подумать. Смутно припоминается, что сам по себе фильм — просто идиотская поебень без сюжета, сценария и смысла; это бы ещё ладно, если есть приличный second unit режиссер (экшн-сцены), художник и композитор, они обычно и вытягивают до варианта "говно, но забирает (tm)" (я уже не говорю про второго оператора). Понятно, что хорошего художника в фильме по комиксам не бывает в принципе, но здесь и с остальными такое, что только убегать в лес, подвывая от ужаса. Ну а Портман — это просто рычаг "форсаж" на этом поезде в ад.

Нет, всё, больше никакой Портман. Напомните мне, пожалуйста, если я вдруг забуду.

3) кажется, я исчерпал весь дневной запас ругательств, потому про фильм "Тирминатор:Генузис" в следующий раз. (Да, оскоромился. "Зарекалась ворона говно клювать". Будто вы — нет).
vsparrow: (Default)
Интересности из ленты:

1) Историк составляет список исторических персон, "хранителей могущества и блага страны": http://wyradhe.livejournal.com/436653.html
"в составе такого воображаемого духа-хранителя могущества и блага страны для меня опознаваемы по отдельным именам вот такие люди (это, разумеется, не список известных мне крупнейших исторических и культурных деятелей России, и не список тех, кто для меня лично самый-самый в каком-либо смысле из деятелей России вообще, - а список тех, кто, по мне, именно в состав "духа-хранителя страны" наиболее подходит из той очень небольшой части людей России, о которых я вообще что-то - и что-то достаточное - знаю. В том числе и не очень знаменитых. Так сказать, те, кого лично я держал бы в виде духов-ларов для себя и для страны / память о ком как персонах вместе с сочинениями их и о них я бы забрал приоритетно на необитаемый остров. У всякого такой список свой, если есть, - и не только из-за разных вкусов, а и из-за того, что один случайно открывает для себя персонажей, о которых ничего не знает другой, и так взаимно. Ниже я, конечно, кого-то забыл и из тех, о ком знал что-то достаточное для запоминания в качестве такого "лара", но немногих):

Автор "Повести о Дракуле" (Фёдор Вас. Курицын?) (ок.1450; даты здесь и ниже - годы рождения);
Вас. Вас. Голицын (1643);
Екатерина II (1729); Сиверс (1731); Ал. Матв. Карамышев (1744); Автор "Несчастного Никанора" ("Люблю подлу девочку...") (ок.1745); Кутузов (1745); Безбородко (1747); Н.П. Румянцев (1754);
Крылов (1769);
М.С. Воронцов (1782); Грибоедов (1795); Дельвиг (1798); Сенковский (1800);
Лермонтов (1814); Павел Федотов (1815); А.К. Толстой (1817); Александр II (1818; + Юрьевская как его атрибут); А.Н. Островский (1823); Лорис (1825); Салтыков (Щедрин) (1826); Вас. Курочкин (1831);
Ключевский (1841);
Д.Ф. Трепов (1855); С.В.Зубатов (1864);
Чехов (1860);
Май-Маевский (1867); Абр. Мих. Драгомиров (1868); Корнилов (1870); Эрдели (1870); Деникин (1872); Романовский (1877); Марков (1878); Шкуро (1886) (и Татьяна Шкуро); Конст. Ник. Соколов (1882);
Тэффи (1872); Саша Черный (1880); Аверченко (1881); Борис Анреп (1883); Конст. Миклашевский (1885); Конст. Подревский (1888); Гумилев (1887) (и Ольга Арбенина, 1897); Кленовский (1893); Борис Волков ("..Над миллионом стран...") (1894); Георгий Иванов (1894); Одоевцева (1895); Вагинов (1899); Заболоцкий (1903); Николай Степанов (1902); Щировский (1909); Шварц (1896); Булгаков (1891); Катаев (1897); Леонид Леонов (1899); Газданов (1903); Дукельский (1903);
Вас.Вас. Парин (1903); Л.Л.Раков (1904);
Тарле (1874); Доватур (1897); И.С. Клочков (1944);
Федор Казаков ("Сдохла ваша главная сука?") (1899); Брежнев (1906); Щелоков (1910); Шаров (Нюренберг) (1909); Юрий Домбровский (1909); Конст. Бадигин (1910); Слуцкий (1919); Конст. Воробьев (1919); Анчаров (1923).

Больше половины имен я не знаю, что-то логично (Крылов, кстати - это баснописец), а что-то удивляет (хотя я ничего об этих людях не знаю): Трепов! Зубатов! Деникин! Шкуро! Брежнев! Щелоков!

в общем, есть над чем подумать (в частности, над теми, кого в этом списке нет).

2) http://ikadell.livejournal.com/490879.html
"Опять об Стругацких". Кажется, автор текста искренне не понимает, почему люди не могут просто обсудить проблему, а начинают орать и бить посуду :)
Ну, про "Стругацкие женщин не понимали и потому о них и не писали" и "женщина - друг человека" в комментах много чего сказали. Мне же интересна вот эта чисто человеческая реакция, "как так, почему же не поговорить?"; очень трогательно. Возможно, этическое неприятие литературных приемов (удачных или нет - другой вопрос) - это сравнительно новая штука и приведет, как и другие смены отношения общества к "вечным вопросам", к несколько другой литературе. Той, где съедать своих собак от голода и истерить вместо разговора будет считаться равно невозможным, "так не бывает". Этакое "есть ли литература после Аушвица" наоборот.

Мое мнение? Мне вообще именно эта вещь Стругацких кажется довольно картонной, так что отдельная истерика там ничего особо не меняет. К слову, я не помню там никакого юмора, который обычно спасает даже довольно слабые вещи Стругацких. Агитка всегда уступает живому произведению, вне зависимости, "за какую сторону" она написана.
vsparrow: (Default)
В. радовалась, что в новой "книге для чтения" для второклассников есть Янссен, Толкиен и прочие Линдгрен. Ага, есть. Вот только русские традиции "воспитания через обучение" никуда не делись - как и раньше, даже из тех небольших отрывков, что там есть, повырезали куски. Например, составители посчитали, что читателю не нужен разговор Муми-тролля со Снусмумриком перед спячкой. В результате Муми-тролль выглядит ещё более шведским неврастеником, чем какая-нибудь Филифьонка - перед спячкой он зачем-то обращается к самому себе:
"- Мм... - пробормотал Муми-тролль, уже погружаясь в сумрачный мир сновидений."

(напомню - предыдущего обмена репликами, вот этого:
"И только  Муми-тролль со вздохом сказал:
- Какую уйму времени мы теряем зря!
- Ничуть! -- отозвался Снусмумрик. -- Нам снятся сны. А когда мы проснемся, уже будет весна..."
- его в хрестоматии нет).

А потом удивляются, почему дети смотрят на литературу как на говно. Да потому что их им и кормят. Под видом литературы. Сначала книжки "для самых маленьких" (жуткая, слащавая, тошнотворная мерзость), потом кастрированные сказки и изнасилованный Пушкин, а потом вот это.

Кстати, воспоминания о "запретных книгах в детстве" - общее место, но всё же. Я таскал из книжного шкафа книжку Ахто Леви "Записки Серого Волка" - почему-то у нас в семье она проходила именно как "детям не давать". Вот она:
http://www.lib.ru/INPROZ/LEWI_A/wolk.txt_with-big-pictures.html
Вообще не понимаю, как такое могли издать в СССР. Было страшно интересно и ни на что не похоже; кстати, надо бы перечитать. Ну и отцовский журнал, с грифом ДСП, типа "Следственная практика" - описания убийств, изнасилований и прочего. Сходило за "жёсткий детектив", которого в СССР тоже не было.

А у вас какие "запретные книги" были?
vsparrow: (Default)
Билл Брайсон. "Краткая история почти всего на свете". Дочитал.
Брайсон попытался изложить историю важнейших открытий "о Земле" (геология, физика, археология, астрономия и пр.) в формате "ни одной формулы и чтоб легко читалось, а ещё немного посмеяться". Следует признать, что перед нами настоящий мастер - в сложнейшем жанре он умудрился написать нечто не стыдное и вполне познавательное. Хотя конечно балансирует он на самом краю, и про "заменить учебники Брайсоном" речь не должна идти принципиально. В частности, только отловленных ошибок в русском издании хватает страниц на 50 комментариев, а изложение физических теорий сложно читать без тоски.

В любом случае - отличная книжка на тему "интересно об ученых и немного о том, Как Всё Устроено". Много малоизвестных фактов, даёт определённое представление об истории Земли, но больше - о том, как люди эту самую историю изучали и продолжают это делать. И снимает пиетет перед "этими небожителями" (масса историй про "учёный мир в гробу видал этого выскочку, и его идеи стали известны только после его смерти"), что тоже полезно.
vsparrow: (Default)
Я два раза в своей жизни слышал в беседе формулу "эту книгу я физически не смог(ла) читать и выкинул(а) ее на помойку, потому что даже находиться с ней в одной квартире было невозможно". (А круг общения у меня небольшой, но специфический - "простых людей" и прочего "народа" там не водится в принципе).

Оба раза речь шла о "Лолите" Набокова.

Даже не знаю, о чём этот факт может сказать.
vsparrow: (Default)
В прошлом десятилетии "Эксмо" напечатало стопку "энциклопедий" - "кельтские мифы", "история Римской империи" и прочее. Люди не заморачивались — взяли какие-то книжки "по теме", в основном те, на которые уже нет авторского права, и напечатали в плохих переводах с минимальным или отсутствующим комментарием. Волею случая штук 10 таких "энциклопедий" оказалось у меня. Понемногу пытаюсь читать. "Римская империя" категорически "не пошла", хотя это какой-то прославленный историк... вот только написал он книжку в начале ХХ века — может, в этом всё дело. Пролистав русских Перунов и кельтских друидов, наткнулся на "Египетскую мифологию". Пока читается легко - видимо, потому что изначально это книжка для детей, на что намекает название издательства, у которого она куплена: Children's leisure Products Limited. Тем не менее год первого издания - 1997, да и в тексте прослеживается вполне современный взгляд на вещи. В оригинале текст называется Ancient Egypt: Myth & History, судя по всему, это вот оно: http://www.amazon.co.uk/Ancient-Egypt-Myth-History/dp/1855343533

Пока что, кроме редких вкраплений интересных фактов (поклонение Луне в человеческой истории предшествовало поклонению Солнцу, т.к. у ранних цивилизаций связь между запасами продовольствия и лунными фазами более выражена, чем связь их же с солнечными явлениями), не покидает ощущение, что "ничего, черт возьми, не меняется".

Вот, скажем, история Ра — противоречивая и запутанная, как и все мифы. Бескрайний океан Нун породил Ра. Ра стал отцом богов, а потом создал и Землю с людьми и прочим населением. Среди прочих богов имелась Исида, за каким-то чертом ведущая "жизнь земной женщины" (она то изначально богиня, то всё-таки колдунья из людей, "выдвиженка из народа"; короче, дело тёмное). Понятное дело, Исиде земная жизнь быстро надоела, и она захотела проникнуть "на небо". Из слюны Ра и земли она делает змея, змей жалит Ра и отравляет его ядом; Исида вызвалась вылечить Ра, но только в обмен на его "секретное" имя (как мы знаем, оно дает практически полный контроль над тем, кому принадлежит) — в общем, обычная история. Впрочем, Исида оказалась в каком-то смысле честной — Ра она всё-таки вылечила, хотя и в обмен на его глаза (их она отдала своему сыну Гору) и своё место в пантеоне богов.

Но это всё довольно банально; а вот следующий сюжет уже ближе к современной политике. Ра не становится моложе, а т.к. он "до кучи" управляет и людьми, то уже и люди начали что-то подозревать — мол, стареет наш повелитель, шаркать стал, и "кости его стали теперь серебром, плоть - золотом, а волосы - истинным лазуритом" (что бы это ни значило). Ра, как всякий старик у власти, страшно на это обиделся, заявил, что его хотят, ни много ни мало — убить, и решил нанести удар первым. Он собирает ближайших богов и вроде как просит совета, что ему делать, но тут же прямо говорит о том, что надо бы всех этих людишек истребить. Папаша Нун поддакивает, а затем и все остальные боги голосуют единогласно за уничтожение банды троцкистов-бухаринцев. Ра посылает на зачистку населения богиню Хатхор.

Затем Ра начинает думать, что погорячился и некоторых людей можно и оставить — но просто взять и отозвать Хатхор он почему-то не может (ну да, сначала мы создаём ВЧК, а потом говорим "может, вы самораспуститесь уже, а то хватит расстрелов?". Вот и Ра - как в том анекдоте, "он сумасшедший, но не идиот же"). Он отправляет гонцов, которые собирают "ростки добродетели" и замачивают их с ячменем и человеческой кровью (в последнем ингредиенте недостатка, похоже, не было), получая 7000 кувшинов "красного пива" (вам, любители пива, на заметку!). Затем Ра устраивает так, что Хатхор налакалась этим пивом и ей временно стали безразличны какие-то там люди. Пребывающую в эйфории богиню-Дзержинского спешно вызывают домой, на небо, и отправляют на пенсию обеспечивают ежегодным пивом.

Затем Ра предпринимает старый маневр "вы огорчили меня, о подданные" — он говорит "я устал, я ухожу" и уезжает, погружая Землю в темноту (Ра, в числе прочего — бог Солнца). Разумеется, люди начинают стенать и искать , "кто виноват". Виноватые быстро находятся - это именно та пятая колонна, которая клеветала про "серебряные кости" и прочую либерастическую чушь. Недовольных быстро приканчивают, Ра всем происходящим страшно доволен и милостиво прощает всех своим сторонников, попутно намекая на необходимость дальнейших жертвоприношений - "кровь искупает кровь". И отбывает на небо — так этим людишкам меньше будет видно шаркающую походку старого психопата.

Впрочем, и на небе не всё гладко — пока Ра еженощно плывёт в колеснице по небу, в один и тот же час его пытается сожрать Великий змей Апоп (возможно, змей недоволен своим именем — кому понравится, если каждый второй тебя называет «жопа наоборот»?). Прислужники Ра дают достойный отпор извивающемуся гаду, но на этом сложные взаимоотношения Ра с пресмыкающимися не заканчиваются — в двенадцатом часу Ра приходится возрождаться, и делает это он всегда удручающе одинаково: входит в хвост могучего змея под названием Божественная Жизнь (возможно, переодетый Апоп в это время довольно усмехается) и выходит из его рта в виде жука Хепри. Короче, даже богу Солнца не удаётся проводить всё своё время с достоинством.

Дальше там про Исиду с Осирисом, добродетель крокодилов и неразборчивость нильских рыб (сожрать член бога! какое святотатство), но про это и так все знают.

Profile

vsparrow: (Default)
vsparrow

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345 678
9 10 1112 131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:46 am
Powered by Dreamwidth Studios